Decorltd.ru

ООО «Декор»
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как уберечь себя и близких от финансового мошенничества

Как уберечь себя и близких от финансового мошенничества

Списание денег со счета без ведома владельца, кража паролей и ПИН-кодов, легкий заработок в интернете и вклады под невероятные проценты, онлайн-казино — все это виды финансового мошенничества. Преступники будут спекулировать на ваших чувствах, обещать золотые горы, маскироваться под сотрудников банков или государственные организации, чтобы выманить деньги. Как распознать мошенника и что делать, если вас все-таки удалось обмануть?

Стать жертвой преступников может каждый, и неважно, использует он банковскую карту или предпочитает рассчитываться наличными. Мошенники умеют выманивать деньги онлайн, с помощью звонков и СМС, в социальных сетях и офисах. Как они это делают?

Три типа и две модели поведения в кризис

«С учетом опыта прошлых кризисов, конечно, криминогенная ситуация в эти периоды ухудшается, но это происходит не мгновенно», — говорит Владимир Бычек, вице-президент по развитию и корпоративной безопасности компании «Евросеть». Пока, по его словам, ситуация ровная, но компания стала проводить больше профилактических мероприятий и работы с правоохранительными органами чтобы избежать подобных ситуаций.

Перфораторы и алкоголь

По данным Global retail theft barometer, в прошлом году потери ретейлеров от краж составили в сумме $128,5 млрд, или 1,29% от продаж. По оценкам петербургских ретейлеров, потери от воровства составляют от 0,1% до 2% от продаж торговой точки. При обороте розничной торговли в первом полугодии 2015 года в 515,6 млрд рублей (данные «Петростата») речь идет о значимых потерях, которые особенно тяжелы в кризис.

В СТД » Петрович » установлены лимиты на недостачу: по складу — 0,1% от оборота склада и по торговому залу — 0,2%, то есть компания может терять около 350 тыс. рублей при обороте торгового зала в 3,5 млрд рублей.

Судя по исследованию Global retail theft barometer, самая крупная доля среди всех потерь торговых сетей приходится на магазинные кражи — 38%. Как рассказывает Александр Шпетный, можно выделить две категории магазинных воров: первые высматривают конкретные инструменты для личного использования, например перфоратор и болгарку, и пытаются вынести именно их. Вторые пытаются украсть случайные инструменты, чтобы затем их сбыть.

«Как правило, выносят ручной инструмент, электроинструмент, штучные товары, которые можно достать из упаковок, например кафель», — рассказывает Лариса Гриценко, управляющая сетью СТД «Петрович».

Самое популярные товары в продовольственных сетях — дорогой алкоголь, колбаса и рыба, кофе, которые можно выгодно перепродать, а также шоколадки, станки для бритья, которые легко вынести.

Apple начинает борьбу и выигрывает

Поначалу Apple обменивала сломанные iPhone на новые при отсутствии на сдаваемом в магазин аппарате видимых повреждений. После того, как расходы компании на гарантийное обслуживание смартфонов внезапно продемонстрировали двукратный рост – с $1,6 млрд до $3,7 млрд, Apple решила ужесточить гарантийную политику и обязала обращающихся за гарантийным обслуживанием предварительно записываться на прием онлайн, прикладывая доказательства того, что они являются реальными владельцами смартфонов. Кроме того, компания предоставила магазинам и сервисным центрам специальное диагностическое ПО для определения подлинности компонентов. Впрочем, оба нововведения не принесли желаемых результатов: онлайн-сервис очень быстро взломали, а смартфоны преступники доводили до такого состояния, что те просто не включались и, следовательно, не могли быть исследованы при помощи диагностических программ.

В результате Apple пришлось отказаться от осуществления замен по гарантии непосредственно в магазинах. Вместо этого устройства начали отправлять на проверку в крупные региональные ремонтные центры. Когда отделения в Шанхае оказались перегруженными, компания открыла дополнительные центры в Калифорнии и Сингапуре, куда и направила неиссякающий поток смартфонов из Китая и Гонконга. Благодаря новому подходу к 2016 г. компании удалось снизить количество мошеннических обращений за гарантийными услугами в Китае до 30-50% от общего числа обращений (в зависимости от модели iPhone). Apple стала намного чаще отказывать в замене, ежемесячно возвращая сотни тысяч модифицированных мошенниками iPhone обратно в Китай и Гонконг.

Также были предприняты меры по борьбе с кражей компонентов смартфонов. Например, аккумуляторы перед установкой в аппарат начали покрывать специальной невидимой краской, которую можно было обнаружить только при особом освещении.

Принятые меры позволили Apple к 2017 г. сократить число мошеннических обращений до 20% и впервые с 2007 г. снизить расходы на гарантийное обслуживание – с $4,66 млрд до $4,32 млрд.

Apple удалось «укротить» Китай, однако теперь компанию начали обманывать по схожей схеме и в других странах – в Объединенных Арабских Эмиратах и Турции.

Анализ риска онлайн-мошенничества (online fraud)

Большое число вариантов онлайн-мошенничества может создать впечатление, что интернет наводнен киберпреступниками, мечтающими украсть деньги доверчивых людей. Это не совсем верно, и процент виртуальных воров и обманщиков навряд ли превышает таковой в реальном мире, а вероятность кражи с электронного кошелька не больше вероятности лишиться бумажника на рынке.

Читать еще:  Имеет ли наниматель дать отработку при испытательном сроке

Для того чтобы обезопасить себя от онлайн-мошенников, вооружитесь несколькими простыми советами:

  • Никогда не переходите по ссылкам в электронных письмах и сообщениях, полученных от неизвестных вам людей.
  • Никогда не разглашайте свои персональные данные, а также пароли для доступа к сайтам и онлайн-сервисам.
  • Обязательно используйте антивирусное программное обеспечение.
  • Если вы получили спам, то не нужно от него отписываться. Лучше просто игнорировать подобные письма.
  • Никогда не доверяйте письмам, в которых вам предлагают легкий заработок, наследство, дешевые товары. Помните, что заработок в интернете мало чем отличается от заработка в реальной жизни, а в реальности ничто не достается просто так.

Как в Bigzz внедряли решение

Для успешной работы системы распознавания лиц было важно учесть ключевые факторы: расстояние до объекта распознавания и уровень освещенности в магазине. Максимальная точность работы системы достигается, если камера установлена на уровне головы взрослого человека на расстоянии два-три метра, а на объект распознавания попадает достаточное количество света — в магазине не должно быть темно.

Из чего состоит система распознавания лиц Bigzz:

  • IP-камеры видеонаблюдения (по одной в каждом магазине), подключенные к интернету;
  • устройство Ivideon Bridge для подключения камер видеонаблюдения к облачному сервису. Это позволило использовать уже установленные в магазинах камеры без покупки дополнительного оборудования;
  • подписка на облачный сервис распознавания лиц.

Проверка работы технологии началась с установки камеры в одном магазине Bigzz. В течение двух недель стало очевидно, что систему можно масштабировать на всю сеть. Через два месяца и несколько технических оптимизаций сервиса система начала работать стабильно и без сбоев.

На что следует обратить внимание при установке распознавания лиц в магазине:

выбор оборудования. Если мы решаем задачу с большим потоком посетителей, как в случае с Bigzz, то лучше использовать камеру с разрешением не менее 2 Мп. Такая камера обойдется в 5-10 тыс. рублей в зависимости от производителя. Можно найти и дешевле, а можно — дороже;

точная настройка кадра/зоны обзора/освещения. Перед установкой камер необходимо получить точные рекомендации по уровню освещения, высоте установке камеры, скорости интернет-соединения для максимально стабильной и корректной работы распознавания лиц. Важно не просто подключить камеру, но и задать в личном кабинете необходимые параметры для распознавания — в какой части кадра будет появляться лицо посетителя, куда отправлять уведомления при детекции лица из списка и т.д;

участие ИТ-специалистов или службы безопасности. Если ИТ-система объединяет несколько точек, то для настройки нового оборудования желательно привлечь ИТ-службу или отдел безопасности. Чаще всего только им известны сетевые данные, необходимые для корректной интеграции.

Кто заплатит за воровство в сетевых магазинах

Как-то я стал невольным свидетелем разговора попутчиков в автобусе, громко обсуждавших, где поесть. И один из них предложил пойти в соседнюю “Пятерочку”: там, мол, легко украсть. Тогда я впервые задумался об услышанном. А ведь действительно, почему в народе зародилась такая молва? И почему предприниматели с этим мирятся, а государство “не видит” проблемы? Попробуем разобраться.

ОЦЕНКА ПОТЕРЬ

Но стоит ли проблема того, чтобы ее обсуждать? Несколько цифр. Общие товарные потери в РФ оцениваются примерно в 6 млрд долларов в год, или 1,1 — 1,2% от товарооборота. Для сравнения: в Германии потери — 6,6 млрд, в Великобритании — 5,1 млрд, во Франции — 4,6 млрд долларов. В общем, мы “на уровне”, а если учесть территорию и население — то выглядим “нормально”. Но если вспомнить о курсе рубля к доллару, то ситуация резко меняется. В продовольственной торговле потери у нас значительно выше — до 3% от товарооборота, притом что в Англии — 1,75%, Франции — 1,6%, Швейцарии — 0,87%. Интересно, что в крупных торговых сетях ситуация чуть лучше: в “Магните” потери около 2%, в X5 Retail Group — 2,5%. И это все — воровство?

Нет. В составе этих потерь есть и так называемые объективные, или технологические, потери: бой, порча по сроку годности, усушка и т.д. По сути, затраты на организацию продаж, и от них никуда не деться. Чем больше свежего или дорогого товара, тем больше будут эти потери. Задача торговых сетей — снизить их за счет автоматизации и заинтересованности сотрудников. Но не это — тема для данной статьи. Нас интересует вторая составляющая — субъективные (необязательные) потери, то есть от воровства.

Так, в X5 Retail Group с оценкой суммарных потерь 2,5% от оборота объективные потери не превышают 1%; значит, на воровство приходится не меньше 1,5%. Много это или мало? Считаем: оборот компании в 2018 году составил 1,53 трлн рублей; получается, от воровства компания потеряла почти 23 млрд — огромные деньги! Как же компания допустила такое, почему не борется с этим явлением? Борется, конечно, но она ведет бизнес в сложившихся условиях: если что-то экономически целесообразно — делает, если невыгодно или недоступно — приспосабливается.

Читать еще:  Есть ли шанс в суде получить черную зарплату при увольнении

КТО ВОРУЕТ

Посмотрим, из чего складываются эти потери в сетевых магазинах самообслуживания, подавляющая часть которых — дискаунтеры (магазины у дома) с максимальной экономией затрат на персонал и охрану. Приблизительно половину ворует персонал, вторую — покупатели (меньшая их часть!). Среди персонала отличаются кассиры (50%), сотрудники распределительных центров и водители (примерно 20%), грузчики и работники торгового зала (30%). А среди покупателей можно выделить тех, кто ворует из-за отсутствия денег (в том числе дети); клептоманов — или воров по причине болезни/интереса; ворующих “за идею” (“страна меня “кинула”, имею право”); ворующих профессионально (постоянно и/или в составе “бригады” — эти самые страшные).

Почему с ними не борются и не ловят? Борются, и очень даже ловят. Причем наиболее эффективно их ловят сотрудники магазинов, если руководитель сплотил коллектив. Ловят сотрудники ЧОПов, которые охраняют магазины (хотя и сами могут воровать!), службы безопасности торговых сетей. За последнее время даже в дискаунтерах появились камеры видеонаблюдения, противокражные рамки… Но максимум, чего удается достичь, — сдерживать рост потерь. А может быть, стоит добавить персонал, контролеров — и все будет хорошо? Нет, это требует сопоставимых денег. Да и не могут даже крупные торговые сети решить проблему. Не ими она создана.

ОТКУДА ПРОБЛЕМА

Попытаемся разобраться. Остановили на кассе покупателя жвачки после расчета: видели, как положил во внутренний карман куртки две бутылки коньяка на сумму 1500 рублей. Охранник вежливо предложил предъявить то, что во внутреннем кармане. А вор отказывается — имеет по закону такое право! Требовать что-то, досматривать — имеет право только полицейский.

Вызываем полицейский наряд звонком в службу 02 (звонить в ОВД не хочется, будешь долго рассказывать, что украли). Едут с полчаса, а то и дольше. Вора приходится не отпускать, а он, понятно, играет на публику, кричит, что задержали честного человека. В магазине растет напряжение.

Наконец приезжает наряд. Полицейский просит предъявить украденное, после чего спрашивает у персонала, на какую сумму кража. Узнает, что на 1500 рублей в розничных ценах. “А в закупочных, а без НДС?” — следуют вопросы. Узнав, что закупочная цена украденного 800 рублей, теряет интерес, предлагает провести разъяснительную работу и… отпустить.

Но если настоять, начинается ад. Надо написать заявление, пригласить понятых, получить объяснения от вора и тех, кто его остановил, предоставить копии накладных и уставных документов, приказ о назначении директора. Допустим, ты все это выдержал, полиция увезла вора. Через полчаса он может встретиться тебе на улице и… помахать рукой. А вечером зайти в магазин снова.

Почему же так происходит? Прежде всего, работает “человеческий фактор”. Ну не хочется полицейскому составлять кучу бумаг, если он знает, что прокурор откажет в возбуждении дела ввиду малой ценности украденного! И прокурор опирается на букву закона. Но, может, законодатели недосмотрели? Да нет, их тоже можно понять. Если всех воришек судить, то надо потратить бюджетные деньги на содержание в отделении, оформление дела, суд, истребование штрафа или содержание в заключении, если до этого вдруг дойдет. Проще отпустить. Пусть подворовывают, но так снижается социальное напряжение. Пенсионер “забывает” о маленькой пенсии, безработный не очень стремится защищать право на работу и т.д.

КТО ПЛАТИТ: ПО ЗАКОНУ И НА ПРАКТИКЕ

Так что же, все оплачивают торговые сети? Но это как посмотреть. В какой-то части — да, сети тратят деньги на профилактику воровства: ставят рамки, вешают на товары разного рода метки, содержат контролеров… Но все эти расходы, как и ожидаемые потери, включают в наценку. (Правда, при высокой конкуренции прибыль все-таки снижается, но это все равно выгоднее, чем содержать дополнительную охрану.)

Выходит, потери от воровства оплачивает добросовестный покупатель? Совершенно верно! Это своеобразный неформальный налог на всех нас.

Но не только. Часть убытка возмещает персонал магазинов, который в нашей стране вынужден заключать коллективный (бригадный) договор, где оговорена материальная ответственность (наследие социализма, притертое к современной реальности). Воровал сам или нет, а обязан оплатить часть недостачи, если магазин по итогам инвентаризации не вписался в установленный норматив товарных потерь. Причем в недостаче учитывается товар, украденный неустановленными лицами. В начале 2000-х годов эти выплаты достигали 2/3 зарплаты. Сегодня процедура стала гуманнее: по закону, удержания из зарплаты не могут превышать 20% месячного начисления. Ну так сети практикуют удержания из премиальных: работники просто лишаются премии частично или полностью.

Читать еще:  Викасол уколы для собак

Но это неправильно! Многократно говорил и повторяю: сотрудник магазина не должен понуждаться к оплате недостачи, если не установлена конкретная его вина. За сохранность товарно-материальных ценностей должна отвечать служба безопасности сети, охранники из ЧОПов. И это давно поняли за рубежом. А мы всё никак не изживем практику недавнего прошлого.

Как же бороться с такой несправедливостью? Да вспомнить о достижении того же самого прошлого — о профсоюзах, защищающих интересы работников. Например, профсоюзы американских компаний Wal mart, McDonald’s, Burger King уже несколько раз за последние годы смогли добиться пересмотра оплаты и условий труда. Но и у нас есть положительные примеры (вспомним профсоюзные ячейки на “Форд Соллерс”). Или борьбу водителей сети “Перекресток” за улучшение условий труда. Жизнь показывает: все меняется, если хотеть изменений.

КОММЕНТАРИЙ

Сергей Филин, председатель профсоюза “Торговое единство” РФ:

— Профессор Чеглов дал исчерпывающую характеристику такому явлению, как воровство в розничной торговле. На мой взгляд, с этим источником потерь сложнее всего бороться администрации в крупных розничных сетях. Как было сказано выше, часто хищения совершают или сами сотрудники, или служба безопасности, работающая по договору аутсорсинга, или покупатели. А среди потребителей, думаю, понятно, какие категории чаще всего воруют в магазинах: малообеспеченные и находящиеся на пороге отчаяния люди, или потерявшие работу, или трудные подростки.

Но почему же сотрудники предприятия совершают хищения фактически на своем рабочем месте? Ответ не всегда очевиден, но причинами таких поступков часто являются низкая зарплата работников магазинов; высокая текучесть кадров в розничной торговле экономически развитых регионов из-за невысоких зарплат в отрасли и притока низкоквалифицированных кадров, без профессионального образования и опыта; неоплата сотрудникам магазинов переработок; депремирование за невыполнение плана продаж; необязательность индексации зарплат работодателем; наказание коллектива за потери — по договору о материальной ответственности.

Если разбираться, то все эти причины имеют социальный характер: низкие зарплаты и регулярное депремирование сотрудников низшего звена в розничной торговле компенсируются “натурой”, полезной в домашнем хозяйстве “расхитителей капиталистической собственности”. В основном похищаются продукты, алкоголь, хозяйственно-бытовые товары.

Искоренить это позорное явление для российской розничной торговли возможно при следующих условиях:

— достижение достойного уровня зарплаты низшего звена;

— повышение престижа профессии в торговле;

— регулярная индексация зарплаты работников в зависимости от уровня текущей инфляции.

А эти вопросы как раз и находятся в поле зрения профсоюзов, выступающих в защиту интересов работников торговли.

Что толкает бариста на воровство

Одни и те же бариста могут не левачить в одной кофейне и левачить в другой. Это зависит от отношений в команде, от его материального положения и от много чего ещё. Вот что может спровоцировать бариста.

Штрафы. Если прижать бариста штрафами, они считают своим долгом слевачить — совершить возмездие. Если начать бить бариста по рукам за каждый пролитый стакан молока и лишний грамм зерна, вы их только разозлите. И даже человек, который до этого не левачил, может начать это делать назло.

Наличные. Чем больше наличных в кофейне, тем больше соблазн. Левачить на безнале рискнут только самые отчаянные — пронесут в кофейню свой терминал. Наличку украсть намного проще.

Отсутствие товарного учета. Если нет учета, то в кофейне анархия. Рано или поздно бариста этим воспользуется. У меня до введения товароучетной системы реальный расход зерна и молока отличался от планового на 150% вместо 10%. Без учета я не могла выяснить, в чем причина, и теряла деньги.

Увольнение, закрытие кофейни. Бариста начинают люто левачить, когда понимают, что работать им тут недолго. Если узнают, что точка закрывается через месяц, переходят в режим хардкор. Это происходит потому, что терять уже нечего, а ещё они боятся не получить зарплату.

— в кассе лишние деньги;

— бариста не выдает гостям чеки;

— на складе не хватает расходников: молока, стаканов, зерна;

— на складе не те расходники, которые должны быть;

— в чашке кофе не хватает молока или кофе;

— в кассе в какой-то момент резко меняется соотношение напитков или нала/безнала;

— бариста берет 5-7 смен в неделю;

— бариста снимает десяток х-отчетов за день.

— «не было сдачи, я доложил в кассу из своих или из чая»;

— «у меня запара — я не успеваю бить чеки»;

— «я настраивал кофемолку, поэтому смолол лишнее зерно»;

— «наверное, что-то не так посчитали»;

— «мне просто нужны деньги»;

— «хотел убедиться, что всё верно свел».

По отдельности эти симптомы могут ничего не значить, но вместе подозрительны.

Рассказала Саша Волкова,
владелица кофейни «Заварили»

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector