Decorltd.ru

ООО «Декор»
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Размышляют над гнездом кукушки

Размышляют над гнездом кукушки

В Госдуме перенесли очередное заседание, посвященное теме беби-боксов — специальных окон, где родители-отказники могут анонимно оставить новорожденных. За восемь лет с момента установки первого ящика парламентарии и общественники так и не пришли к единому мнению по поводу целесообразности их использования. Почему беби-боксы, изначально позиционируемые как «окна жизни», выполняют совсем другую функцию — разбирался портал iz.ru.

Неоправданная жестокость

4 марта в Волгограде молодая мать задушила своего девятимесячного ребенка и выбросила тело в мусорный бак. В день убийства 27-летняя женщина сняла квартиру на несколько суток, где расправилась с малышом. Спустя три дня после этого она уехала в Волжский к подруге, которой подарила вещи и коляску убитого сына. Женщину заключили под стражу.

«Женщина не хотела иметь второго ребенка и его воспитывать. Из-за упреков родителей в том, что она не имеет постоянного заработка, решила избавиться от ребенка», — пояснили изданию «Блокнот Волгограда» в СК по Волгоградской области.

Беби-боксов в Волгоградской области нет. За год до произошедшего в областной администрации хвастались тем, что в области никогда не было и не будет мест для анонимного оставления детей. Потому что работу с женщинами, оказавшимися в трудной ситуации, с успехом выполняют кризисные центры.

Волгоградские чиновники решили, что беби-боксы городу не нужны

«Работа кризисных центров позволяет выявить женщин, которые относятся к так называемой группе риска и готовы отказаться от новорожденного ребенка. С ними работают психологи и специалисты школы матерей, и зачастую это дает свои плоды. Также здесь предоставляют временный приют тем, кто попал в сложную жизненную ситуацию», — прокомментировали V1.ru в администрации Волгоградской области.

Запретить нельзя оставить

Заявление волгоградских властей было сделано на фоне резонансного законопроекта сенатора Елены Мизулиной, которая является ярым противником установки беби-боксов. Предложенные в 2016 году поправки вводили тотальный запрет на анонимное оставление детей, а за установку беби-боксов предусматривали штраф до 5 млн рублей. По мнению сенатора, беби-боксы ведут к числу отказников, а также нарушению права детей знать своих родителей.

«Беби-бокс создает иллюзию легкого гуманного решения проблемы. В действительности же женщина, избавляясь таким способом от ребенка, не избавляется от сложных жизненных обстоятельств, которые ее к этому побудили, и чаще всего ситуация лишь усугубляется, порождая в том числе отдаленные негативные последствия как для ребенка, так и для самой матери», — говорится в пояснительной записке к документу.

Сенатор Елена Мизулина — противница беби-боксов

С критикой выступил и представитель Минздрава, соавтор законопроекта о запрете беби-боксов, заместитель директора департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Олег Филиппов. Он утверждал, что «окнами жизни» могут воспользоваться террористы, а так называемые окна жизни не способны решить проблему убийства новорожденных, так как матери, решившие избавиться от ребенка, не беспокоятся о его дальнейшей судьбе.

«Беби-боксы — это не сертифицированное оборудование, у него не подтверждена безопасность. И второе — обеспечение анонимности, невозможность отслеживания ситуации увеличивает риск террористических проблем», — пояснил Филиппов, выступая в Госдуме.

В октябре 2016 года законопроект был отправлен на доработку, многие парламентарии сочли его бесчеловечным потому, что в случае принятия поправок дети-отказники потеряют шанс на спасение.

Другой резонансный случай произошел в 2017 году в Краснодарском крае. В беби-бокс подбросили ребенка в крайне истощенном состоянии. Врачи несколько часов боролись за жизнь младенца, но спасти девочку не удалось. Младенца бросили умирать в черном полиэтиленовом пакете. Из-за анонимности и отсутствия камер мать так и не удалось найти.

После этого противники беби-боксов в очередной раз заговорили о том, что ящики используют нерадивые матери для того, чтобы избежать ответственности. Они настаивают, что бороться нужно другими способами. Но никаких конкретных мер, способных переломить ситуацию, предложено не было.

Кризисные центры — временные убежища для женщин в трудной ситуации — рассчитаны на очень небольшое число мам с детьми и не могут принять всех нуждающихся. Значительная часть таких учреждений работает на пожертвования, а не бюджетные средства. И судя по сводкам криминальной хроники, они не способны уберечь всех отчаявшихся матерей от непоправимых ошибок.

Шанс на спасение

Большинство россиян, опрошенных Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ) в 2016 году, поддержали установку беби-боксов. Среди респондентов женского пола за использование «окон жизни» высказались 80%. Больше половины признают, что отказ матери от ребенка — вынужденная мера, спровоцированная тяжелой жизненной ситуацией. При этом 73% участников опроса критически высказались об инициативе о запрете беби-боксов.

Новые поправки в закон «Об основных гарантиях прав ребенка в РФ» в декабре 2017 года внесла в Госдуму группа депутатов-единороссов, в число которых вошли Оксана Пушкина, Татьяна Касаева и Ирина Роднина. Они, наоборот, позволяют регионам создавать беби-боксы на базе государственных больниц, где есть отделения реанимации новорожденных. В настоящий момент такие «окна жизни» есть в 16 субъектах страны.

Врач смотрит на монитор беби-бокса в приемном отделении городского родильного дома Сочи, 2011 год

Законопроект собирались отклонить из-за неясности формулировок: двусмысленные трактовки не позволяют гарантировать безопасность для ребенка. Также критики проекта утверждают, что создание новых беби-боксов повлечет за собой существенные бюджетные расходы. Заседание должно было состояться 29 марта, но авторы законопроекта решили перенести его для доработки.

В отличие от своего предшественника Павла Астахова, который критически высказывался о беби-боксах, нынешний уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова в этом вопросе сохраняет нейтралитет: то есть не считает нужным ни запреты, ни повсеместное внедрение.

«Надо помнить, что беби-боксы — это общественный проект. Не нужно ничего запрещать. Но, мне кажется, не надо и узаконивать. Закон ведь формирует сознание. Что мы донесем обществу через закон об обязательности беби-боксов?» — пояснила детский омбудсмен.

Вещи детей, которых родители оставили в беби-боксе частной клиники

Практика показывает, что детей в беби-боксах оставляют женщины, которые не помышляли об убийстве ребенка. Многие из них кладут в бокс теплые вещи, детское питание и записки, в которых рассказывают, что приняли нелегкое решение под давлением материальных тягот. Но это еще не значит, что они имели возможность воспитывать малыша. Они не просто не могут обеспечить ребенку комфортную жизнь. Это женщины, не имеющие никакого источника дохода. Женщины, которые еще на этапе беременности планируют избавиться от ребенка, не идут в роддом, а рожают дома в целях анонимности и не могут оформить официальный отказ. Не говоря уже о том, что врачи-акушеры оказывают сильное давление на матерей-отказниц. Сама система отказа устроена таким образом, что женщина, не способная самостоятельно воспитывать ребенка из-за материальных трудностей, обязана выплачивать алименты на его содержание в приюте.

Читать еще:  Где получить квоту на рвп в москве 2020 форум

Безусловно, решить проблему социального сиротства одними лишь беби-боксами все равно что лечить язву обезболивающим. Инициаторы установки беби-боксов в России фонд «Колыбель жизни» утверждают, что благодаря «окнам жизни» было спасено 73 ребенка. Но если запретить и это, то доступной альтернативой останется помойка или картонная коробка.

С миру по коробке

Само явление «коробок для подкидышей» зародилось в средневековой Европе. Первый современный аналог был создан в Германии в начале 2000-х. По немецким законам по желанию матери информация о ее личности может быть засекречена до тех пор, пока ребенку не исполнится 18 лет. Решение о разглашении личности в этом случае принимает суд. Всего по стране открыто около сотни пунктов, где матери могут анонимно оставить младенцев.

Беби-бокс в Германии

В ряде западных стран, таких как Великобритания и Бельгия, беби-боксы запрещены законодательно, а оставление детей в опасности карается тюремным сроком. В Японии за отказ от ребенка можно сесть в тюрьму на пять лет.

Единого мнения на этот счет в европейских государствах нет: в Австрии эта практика полностью легальна, а ребенок, подкинутый в беби-бокс, передается в приемную семью через полгода. У австриек, как и у француженок, есть право на анонимные роды: то есть беременная женщина может прийти в больницу без документов и оставить там новорожденного.

Одной из стран, полностью одобрившей установку беби-боксов, стала Чехия. Это произошло в 2006 году. С тех пор было спасено 166 малышей и установлено 20 ящиков в государственных медицинских центрах. Оставление детей в беби-боксах в этой стране является полностью анонимным и снимает с родителей ответственность за судьбу ребенка.

В США законодателей не беспокоит вопрос установки или запрета беби-боксов, потому что оставить младенца без последствий и разбирательств можно в любом участке полиции, больнице или пожарной станции.

Анонимные роды – что это такое?

К сожалению, убийства матерями новорожденных детей случаются намного чаще, чем мы можем себе представить. Только по официальной статистике ежегодно в России от рук собственных матерей погибает более 70 младенцев. Проблема инфантицида (убийства матерью новорожденного) в общественной дискуссии, как правило, воспринимается через осуждение таких женщин. При этом обсуждение практически не затрагивает вопросы профилактики, а сводится к поиску мер наказания. Благотворительный фонд «Колыбель надежды» — один из немногих фондов, кто проводит системную работу как по изучению проблемы инфантицида в России, так и по внедрению эффективных механизмов его профилактики.

Почему это появилось в России

Самый первый российский бэби-бокс появился в Перми в 2011 году. Тогда законопроект был подготовлен группой сенаторов, и именно он легализовал и оговорил правила установки и оборудования ячеек, в которых мать может без ущерба для здоровья малыша. отказаться от него.

Сегодня система функционирует уже на протяжении пяти лет — за это время 22 «окна жизни» были установлены в Московской, Курской, Тюменской, Ленинградской, Владимирской и Калининградской областях, а также Краснодарском, Камчатском, Ставропольском крае и некоторых других регионах.

Наиболее спорным остается тот факт, что инициаторы проекта (прим. а его поддержали общественники «Матери России», волонтерская организация «Поиск пропавших детей», АНО «Институт социального развития», Фонд «Защита детства» и др.), обладающие всей полнотой информации, за это время ни разу не опубликовали официальной статистики — той, которая бы в цифрах подтверждала эффективность или неэффективность установки боксов.

Для анализа остается использовать только уровень преступности — количество уголовных дел и материалов, возбужденных по статье 106 Уголовного кодекса РФ «Убийство матерью новорожденного ребенка».

Инфантацидом — то есть детоубийством — признается умышленное лишение жизни ребенка. В России, как и во многих европейских странах, случаи инфантацида при родах или сразу после них предусматривают наказание для матери в виде ограничения свободы на срок от 2 до 4 лет, либо принудительных работ на срок до пяти лет.

А эта цифра действительно снижалась в период с 2010 – 2015 годы: от 108 до 72 случаев ежегодно.

По данным Минздрава, количество детей, от которых за это время отказались в роддомах, снизилось почти на 20% — так, в 2014 году было зарегистрировано 4675 случаев, а в прошлом, 2015 году, уже 3783 случая. Кроме того, за период с января по декабрь 2015 года на 12% снизилась младенческая смертность.

Немного о правовой истории вопроса. В течение первых двух лет «окна спасения» устанавливались по инициативе общественников, а медики шли им навстречу даже тогда, когда против этого возражали местные власти.

В 2013 году проект Федерального закона № 603961-5, предусматривающий возможность матери или иного лица анонимно оставлять ребенка в специализированных местах, был отклонен Госдумой.

Главным камнем преткновения стала, как нетрудно догадаться, ответственность матери-кукушки, а точнее — ее отсутствие, и фактическая защита (прим. вот почему сейчас звучат мнения о том, что бэби-боксы провоцируют на отказ от детей) тех, кто отказывается от собственного новорожденного ребенка.

За или против

Для всех сомневающихся организаторы проекта «Миллион на жизнь» провели презентацию бэби-бокса на круглом столе Гражданской ассамблеи Красноярского края. Там и развернулась дискуссия. Позиция Ольги Суворовой проста:

– Мы считаем нужным создание цивилизованного метода отказа от ребенка и сохранения ему жизни. Приоритет – жизнь ребенка, а не наказание для нерадивой матери. Именно мы помогаем мамочкам в кризисном центре. Около 300 женщин с детьми прошли через наши руки. Они получали убежище, питание, правовую помощь полиции. Единственная структура, которая поддержала проект, – Следственный комитет по Красноярскому краю. Многие официальные институты нам противодействуют. Говорят, мы поощряем социальное сиротство, рождение незаконнорожденных детей. А сами просто боятся нести ответственность за подкидыша.

Полицейские, представители СК РФ – первые защитники проекта бэби-боксов в России. По данным ГСУ СК РФ по краю, в год регистрируется 10-12 случаев, по которым возбуждаются дела по статье 106 УК РФ – «Убийство матерью новорожденного ребенка». Это только вершина айсберга, та часть дел, по которым виновные найдены и пошли под суд. А сколько случаев остается за пределами статистики!

– Проблему сиротства и убийства младенцев матерями нельзя решить установкой бэби-бокса, – считает Сергей Иванов, член Общественной палаты демографического и социального развития Гражданской ассамблеи Красноярского края, исполнительный директор Красноярского регионального отделения Общероссийской общественной организации «Профессиональная психотерапевтическая лига». – Возможно, чистые боксы могут в некоторых случаях помочь сомневающейся матери оставить ребенка. Она будет уверена, что ребенок не пропадет. Я вижу здесь некую популяризацию сиротства. То есть бэби-боксы могут стать фактором риска – увеличить статистику отказов. Нужно совершенно другие меры принимать: помогать малообеспеченным семьям материально, давать временное жилье. Сохранить если не полноценную семью, то хотя бы союз матери и ребенка. Это не такие большие затраты для государства. Порой нужна всего лишь психологическая поддержка, рука помощи, совет. Если продумать и принять такую программу помощи, это будет намного эффективнее, чем бэби-боксы.

Читать еще:  Если магазин выдал чек на возврат денег карту

Что такое беби-бокс

Беби-бокс – специально оборудованное место при медицинском учреждении, где женщина может анонимно оставить младенца. Беби-бокс похож на большое окно, которое можно открыть и положить ребенка внутрь. В течение 30 секунд после этого двери бокса блокируются и информация о ребенке поступает в дежурную часть больницы.

Около беби-бокса нет ни видеокамер, ни охраны. Об оставленном младенце внутри помещения узнают по тревожному звонку и миганию лампы. К малышу сразу приходят врачи и, если необходимо, оказывают ему медицинскую помощь.

Младенца осматривают, делают первичные анализы. Сообщается о найденном ребенке в полицию и в органы опеки. Мама, оставившая в беби-боксе свое дитя, не несет уголовной ответственности, если на малыше нет телесных повреждений. В противном случае ее будут разыскивать.

Если ребенок не объявлен пропавшим и его родители неизвестны, ему присваивается статус подкидыша. После этого через органы опеки младенца отправляют в дом ребенка. При этом мать может передумать и вернуть себе дитя после генетической экспертизы, но до того момента, пока его не усыновили.

Что такое «бэби-боксы»

Беби-боксы начали распространяться еще в средние века, а также использовались в XVIII и XIX веке и носили название «коляска для подкидышей». Начиная с конца XIX века, эта система была упразднена и начала применяться вновь лишь с 1952 года, получив название «приемник для подкидышей».

С 2000 года этот проект был реализован во многих странах, получив особое распространение в Германии, где на настоящий момент существует около 100 «окон жизни», и в Пакистане, где их около 300.

А вот в Великобритании, Бельгии и Японии беби-боксов нет. Там они считаются незаконными.

«Полтора миллиона – и он ваш». Как устроен рынок продажи детей

«Полгода назад я решил, что хочу ребенка. Семьи у меня нет, но заботиться о ком-то хочется. Все необходимые документы собрал и встал в очередь на усыновление. Никакой динамики в процессе поиска ребенка я не увидел и начал сам искать в интернете. В итоге выяснил, что стать папой можно всего за полтора миллиона рублей», – рассказывает Павел.

Павел (свою фамилию, как и другие герои этой истории, он попросил не называть) работает гинекологом в одной из московских частных клиник. «У меня был негативный опыт построения отношений с женщиной, поэтому я принял решение никогда не жениться. Ребенка воспитывать при этом хочется», – говорит он.

«Откажусь от ребенка за небольшое вознаграждение»

Об этом же он написал в своем посте в одной из групп во «ВКонтакте», где, судя по описанию, женщины, готовые отказаться от ребенка, ищут им новых родителей. Таких групп несколько. Самая популярная насчитывает чуть больше 700 участников. Ежедневно они оставляют десятки сообщений, обычно с фейковых аккаунтов.

Сообщения можно условно разделить на три категории: «ищу ребенка в семью», «отдам ребенка» и «готова отказаться от ребенка в вашу пользу за небольшое вознаграждение». «Я упорно штудировал эти группы несколько месяцев. Однажды завязался разговор с девушкой из Новосибирска, которая была готова отдать ребенка и ничего взамен не требовала, но я отказался», – рассказывает Павел.

По его словам, ребенка он не смог взять по моральным соображениям. «Девушка эта выросла в детдоме, пыталась встать на ноги, своего ничего у нее никогда не было – а тут незапланированная беременность и ребенок, которого нужно воспитывать. Ей хотелось, чтобы у ребенка жизнь сложилась лучше, чем у нее, но обеспечить его она ничем не могла», – вспоминает Павел.

Они переписывались в течение нескольких недель, а потом Павел предложил девушке переехать в Москву и помог ей устроиться медсестрой в одной из частных клиник. От ребенка мать в итоге решила не отказываться.

«Отдаете деньги – и через два дня ребенок у вас»

Такая история со счастливым концом – скорее исключение, говорит Павел, обращались к нему в основном девушки с просьбой «помочь материально». Причины были разными: кто-то просил деньги на посещение психолога, кто-то на такси до роддома и обратно, кому-то они нужны на съем квартиры, еду или одежду для ребенка на первое время. Поступали и предложения отдать ребенка за «вознаграждение». Цена варьировалась от 800 тысяч до полутора миллионов рублей.

По словам Павла, за «вознаграждением» обращались в основном девушки из регионов. «Чаще всего это были девочки из Сибири. Мне, например, писали несколько будущих мам из Новосибирска, Чувашии и Республики Марий Эл. Сначала я не придал значения их сообщениям, потом понял, что выглядят их просьбы о вознаграждении как продажа», – рассказывает врач.

Процедуру передачи ребенка девушки описывали очень просто: «Отдаете деньги – и через два дня ребенок у вас». В большинстве случаев мамы утверждали, что отец ребенка в свидетельство о рождении не вписан, поэтому достаточно заполнить эту графу именем «покупателя». После этого женщина официально откажется от ребенка. В итоге новоиспеченный отец становится единственным родителем. «Все должно было происходить официально, кроме передачи денег. То есть по сути даже продажей это не является – прибыль никто от этой сделки не получил. Несмотря на то, что торговля людьми в России уголовно наказуема, в случае с продажей детей доказать, что имела место именно продажа, довольно сложно, поэтому сегодня это довольно открытый рынок, ничем не регулирующийся», – добавляет Павел.

«Не помочь было невозможно»

С ним согласна петербурженка Ольга. Они с мужем тоже собрали необходимые документы для усыновления и встали в очередь. Ольге 49 лет, она учитель математики. Она пыталась забеременеть в течение нескольких лет, и сейчас уже совсем потеряла надежду.

«Женщины, которые обращались за материальной помощью, рассказывали такие ужасные истории, что не помочь было невозможно. Одна не могла вернуться в родной город, потому что боялась рассказать матери о беременности, другую бросил жених накануне свадьбы, еще одну – в кризисном центре психолог уговорила рожать, несмотря на то что у нее на тот момент не было ни жилья, ни работы. Я понимала, что все они готовы отказаться от детей не от хорошей жизни», – говорит Ольга.

В итоге она переводила по несколько тысяч разным девушкам. Через пару недель они удаляли фейковые аккаунты и больше не выходили на связь в мессенджерах. «Открыто с продажей я столкнулась всего однажды – мы долго переписывались с женщиной из Уфы. Уже почти обо всем договорились, и вдруг она пишет: «Есть одно условие: отдавать ребенка тяжело, поэтому я бы хотела получить небольшое вознаграждение за то, что смогла осчастливить вашу семью». Потом она назвала сумму в 500 тысяч рублей. Я была уже готова найти эти деньги, но муж остановил», – вспоминает Ольга.

Читать еще:  Документы на недвижимость при вступлении в наследство

Город сирот

Алла с продажей детей пока не сталкивалась. «Я начала мониторить группы всего месяц назад, но если бы мне предложили ребенка за деньги, я бы любую сумму нашла», – говорит она.

Идти на любые жертвы ради «долгожданного ребенка» готовы почти все участницы тематических групп во «ВКонтакте». По крайней мере, об этом они ежедневно пишут в своих постах. Второй обязательный атрибут таких посланий – обозначение финансового статуса: он варьируется исключительно от «обеспеченный» до «очень обеспеченный».

«Продавцы» и индивидуальные предприниматели

«Для меня важно, чтобы семья была полной и чтобы оба родителя хорошо зарабатывали. Сама я росла без отца, жили мы бедно. Хочу знать, что новые родители смогут дать моему ребенку больше, чем могла бы дать я», – говорит Галина.

Прежде чем отдать ребенка, она планирует познакомиться с его будущими родителями: «Хочу быть внутренне согласна с ценностями и менталитетом семьи». Сейчас она отдыхает перед родами в пансионате в Минеральных Водах. Она рассчитывает на материальную поддержку: оплату курсов подготовки к естественным родам и работы акушерки. «Я думаю, что семья должна взять на себя все мои траты на период беременности», – добавляет Галина.

Анна из Екатеринбурга в свою очередь обозначает цену сразу: 50 тысяч рублей она просит в качестве залога. «Мне же нужно быть уверенной, что семья не передумает, а я не останусь одна с ребенком», – объясняет она. При оформлении всех документов от будущих родителей она рассчитывает получить еще сто тысяч. «Для них это небольшие деньги, а я хотя бы жить нормально начну», – оправдывается девушка.

Сообщения от беременных, которые ищут семью для еще не родившегося ребенка, появляются редко. В основном пишут соискатели. Многие сразу указывают, что не готовы переводить деньги беременным, или настаивают на личной встрече. Большая часть соискателей – жители Москвы, Петербурга и Казахстана. Встречаются и индивидуальные предприниматели, которые за «определенную сумму» готовы найти ребенка и помочь с оформлением документов.

«Общая стоимость услуги – 30 тысяч рублей. Я работаю по предоплате (50%). Поиск ребенка длится от семи до 30 дней», – отчитывается Анастасия. Ее профиль заполнен фотографиями детей из интернета и репостами сообщений о женском счастье. На вопрос о том, где можно увидеть отзывы клиентов, девушка отвечает уклончиво: «Они все хотели бы оставаться анонимными, поэтому пока ничего нет». Затем спешит добавить: «Но я могу прислать скан паспорта со своей фотографией. Я никого не обманываю». На замечание о том, что паспортные данные можно скорректировать в фотошопе, Анастасия не отвечает. Через минуту блокирует и ограничивает возможность отправлять сообщения.

Данных о количестве проданных детей в России нет. В 2005 году, по неофициальным данным, в Ярославской области количество проданных детей составляет 50% от общего числа усыновленных, в Тульской области – 60%, в Карелии – 70%, в Санкт-Петербурге – 80%, а в Челябинске – 100%», – заявил тогдашний замгенерального прокурора России Владимир Колесников. В 2018 году, по данным общественной организации WalkFreeFoundation, а также Международной организации труда (МОТ) и Международной организации по миграции (МОМ), всего в ситуациях торговли людьми в мире находились 40,3 миллиона человек. Из них в России – 794 тысячи человек.

Продажа детей и порноиндустрия

По словам психолога Вероники Антимоник, курирующей проекты «Безопасного дома» (благотворительного фонда против торговли людьми и насилия), основная причина торговли детьми в России связана с ростом спроса на секс-услуги и порноиндустрию, в том числе с участием детей. Причем возраст детей, задействованных в этом бизнесе, постоянно снижается.

В конце декабря сотрудники полиции задержали трех жителей Киевской области, которые снимали порно с участием детей от восьми лет. Через месяц закрыли детскую порностудию в Красноярске. В итоге в обоих случаях в отношении организаторов были возбуждены уголовные дела.

Уголовные дела возбуждают и в отношении родителей, решивших продать ребенка, если удается установить факт продажи. В конце ноября в такой ситуации оказалась 22-летняя москвичка, которая заключила договор с семьей и планировала отдать им ребенка после родов за 150 тысяч рублей. Всего через две недели уголовное дело завели в отношении жительниц Дагестана, которые подозревались в совершении сделки купли-продажи ребенка.

Чаще всего, по словам Антимоник, матери решаются на продажу ребенка из-за трудной жизненной ситуации, из которой не знают выхода, или когда оказываются ограничены в своих репродуктивных правах. Многие женщины в России сталкиваются с агрессией со стороны врачей и психологов, если принимают решение об аборте. Их пытаются убедить оставить ребенка, внушая чувство вины за свой выбор. В итоге женщины оказываются с нежеланным ребенком, которого не в состоянии содержать.

«Чаще всего младенцев продают для предполагаемого «усыновления». Что на самом деле может за этим стоять – неизвестно. Это может быть как сексуальная эксплуатация, так и использование в попрошайничестве или продажа органов, клеток и тканей», – рассказывает куратор.

По ее словам, единственная мера, которая сможет изменить ситуацию в случае с продажей детей, – это повышение осведомленности населения о проблеме торговли людьми в целом. Работа должна быть направлена не на возбуждение уголовных дел по факту продажи, а на предотвращение таких случаев и поддержку уязвимых групп. «России необходим закон против торговли людьми, который бы определял порядок действий и распределял ответственность между различными структурами и ведомствами, – уверена Антимоник, – сейчас этой проблемой занимаются только НКО, активисты и инициативные группы».

Что делать, если ко мне пришла опека?

Проверьте документы — можно позвонить в опеку и убедиться, что эти сотрудники там работают. Вы имеете право вообще не открывать дверь, но в крайнем случае вместе с опекой может прийти полиция.

Уточните, от кого поступила жалоба на вас — если она не анонимная, органы опеки обязаны это сообщить).

Не подписывайте никакие заявления о временном размещении ребёнка в приюте или детском доме даже если на вас давят или угрожают лишением прав.

Фиксируйте визит опеки на аудио и видео.

Если сотрудники опеки ведут себя подозрительно, сразу обращайтесь за юридической поддержкой: вернуть ребёнка будет намного сложнее, чем предотвратить действия опеки.

Текст: Татьяна Торочешникова, юрист: Анастасия Бочерёнок

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector