Decorltd.ru

ООО «Декор»
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Алексей Песошин: «Мощность ТЭЦ-3 может обеспечить растущие потребности Казани в тепловой энергии»

Алексей Песошин: «Мощность ТЭЦ-3 может обеспечить растущие потребности Казани в тепловой энергии»

50 лет тепла и света: Казанская ТЭЦ-3 отметила полувековой юбилей

Самая крупная станция Казани, ТЭЦ-3, вчера торжественно отметила юбилей – 50 лет назад теплоэлектроцентраль вошла в российскую энергосистему. За эти годы станция значительно нарастила мощности, став лидером в республике по производству электрической и тепловой энергии в комбинированной выработке. Праздник в КРК «Пирамида» прошел при участии премьер-министра Татарстана Алексея Песошина, представителей энергоотрасли, работников станции и ее ветеранов. Подробнее – в репортаже «Реального времени».

Космическую отрасль спасут молодые инженеры

На старших курсах студент должен полноценно включаться в работу предприятия.

Виктор Мясников

В космической отрасли, как и во всей промышленности, образовался кадровый разрыв: работают люди старшего возраста и молодежь. А специалистов самого производительного возраста – от 35 до 50 лет – огромный дефицит. Через несколько лет ветераны покинут производство, а подготовить им смену за это время вряд ли удастся. Как ликвидировать кадровый разрыв в кратчайшие сроки? Как сократить время подготовки специалиста? И, наконец, кто будет создавать космическую технику нового поколения?

Этим актуальным вопросам был посвящен круглый стол, состоявшийся 5 апреля в МГТУ им. Н.Э.Баумана. Инициатором встречи выступило ФГУП «Научно-производственное объединение «Техномаш» – технологический лидер космической отрасли. Но речь шла не просто о решении кадрового вопроса одного отдельно взятого предприятия. Рассматривались способы решения кадровой проблемы в масштабах всей отрасли, всей страны.

Алексей Викторович Бараев, заместитель генерального директора по научной работе ФГУП «НПО «Техномаш»:

Действительно, промышленность сейчас находится в тяжелом положении. У нас нет даже семи лет, чтобы заполнить дефицит кадров. Поэтому мы понимаем, что если начнем работать со студентами на этапе 3-4 курса, если они целенаправленно будут писать дипломную работу, участвуя уже в наших проектах, они получают уже какой-то базис. Этот путь нам кажется наиболее эффективным. Есть второй аспект – мы все же научная организация. Сейчас мы называемся ФГУП «НПО «Техномаш», но наше классическое название – НИИ технологии машиностроения. Именно с этим предприятием МВТУ им. Н.Э. Баумана долго работал. В какой-то момент отношения подразорвались, но мы считаем, что уже начали активно восстанавливать эти традиционные связи. Мы хотели бы плотнее работать с вашими аспирантами. Чтобы писали кандидатские диссертации, докторские именно под нашу тематику. Решая задачи не института, а отрасли. Вы работаете в реальном секторе – мы получаем в перспективе решенные задачи и некоторый кадровый потенциал.

Руководитель Научно-учебного комплекса «Специальное машиностроение» (НУК СМ) МГТУ им. Н.Э.Баумана, профессор кафедры «Динамика и управление полетом ракет и космических аппаратов» Владимир Тимофеевич Калугин:

Начнем с того, что мы готовим не для одного предприятия, а должны охватить весь спектр отрасли. Второй момент: мы должны сегодня подготовить так студента, чтобы он сегодня в НПО «Техномаш» пошел, а завтра мог работать на другом предприятии. Для руководителя предприятия что лучше: чтобы пришел узко направленный инженер для какого-то отдела или пришел специалист с достаточно хорошей математической, инженерной подготовкой и мог сегодня работать в этом отделе, а завтра, например, выполнять другие работы?

Но парадокс в том, что мы перестали готовить инженеров. Они сейчас называются специалистами. Правильно ли это? Скорее всего, нет. На одном из круглых столов я поднял этот вопрос: где же инженеры? Мне ответили из министерства: а у нас есть понятие бакалавр–инженер. Ну, давай сделаем школьник-инженер. Бакалавр – это человек, который не прошел всю инженерную школу. Как он может быть инженером? Этого я не понимаю. Если мы готовим первоклассного инженера, значит, проходим весь цикл в университете.

И все руководители предприятий говорят: нет, дайте нам первоклассного инженера. Так вот, по системе подготовки сначала общий курс достаточно сильной математической, технической подготовки, сопротивление материалов, детали машин, теоретическая механика и т.д. Вы не можете взять всех выпускников, одного-двух человек только. Поэтому заведующий кафедрой устанавливает контакт с руководителем предприятия. Уже планируются те ребята, что идут, ну, вот в НПО «Техномаш». Человек целенаправленно идет туда на практику. И начинает вникать в то, на что нужно, как вы говорите, 5-7, а, может, и 10 лет. Наш специалист намного быстрее адаптируется. В КБ машиностроения, например, ребята за 1-2 года становятся начальниками отделов. Почему? Дается хорошая база, система подготовки.

Раньше людьми двигала идея: мы запускали спутники в космос, была интересная работа. Не исключаю, что часть ребят ориентируется на эту интересную работу. Но это единицы. Например, ФГУП ЦНИИмаш берет студентов на полставки. Они учатся на 4 курсе, работая там, за два дня пребывания в неделю им платят порядка 20 тысяч. И набирают много людей на эту работу. Хотя из этого «много» в отдел идет один-два человека.

Многие руководители предприятий приезжают сюда на 4-5 курс, проводят встречи с ребятами. Еще раз напомню: у нас не массовый заплыв, это единичное производство. Они берут единичного студента. Как-то я ездил в Саров, в Российский федеральный ядерный центр — Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной физики. Там четко проводится научное планирование вперед на 10 лет : какие отделы кем должны быть обеспечены. Приезжая к нам, они выбирают этого товарища. Не забывайте, что сейчас есть возможность целевого направления не только на учебу, но и в аспирантуру. По поводу подготовки кадров я еще добавлю. На факультете четверо заведующих кафедрой – руководители предприятий. Это один из принципов обеспечения прямой связи между предприятием и вузом.

Читать еще:  Как вернуть неудобную обувь в магазин

А как сделать, чтобы аспиранты смотрели не, где бы денег заработать на жизнь, а смотрели на кафедру, на предприятие, на свою диссертацию? Заключайте договор с кафедрой, берите тему научно-исследовательскую или опытно-конструкторскую, которая нужна предприятию. Чтобы 3-4 аспиранта работали над этой темой, и чтобы подготовлены как специалисты высшей квалификации для вашего предприятия. Это один из путей решения нашей задачи.

Советская инженерная школа вышла из российской школы инженерной подготовки. Благодаря этому в 50-е – начале 60-х годов удалось науку перестроить на атомное судостроение, с артиллерии перевести КБ на ракетную тематику. Это все делалось буквально в считанные месяцы благодаря именно качественной подготовке. Вспомним опыт советской поры. Существовала ли тогда связь предприятия и вуза?

Главный специалист сектора технологического сопровождения предприятий РКП ФГУП «НПО «Техномаш» Виктор Фёдорович Чичварин:

Было формальное распределение специалистов после защиты диплома в централизованном порядке. Такой связи, как сейчас, у предприятий не было. Институты отдельно, предприятия отдельно. И все предприятия были почтовыми ящиками – соблюдались режимные требования. Поэтому человек, получая направление, в полной мере не представлял, чем предприятие занимается. Да и сами члены этой комиссии не знали. Таким путем и я попал на предприятие, где главным конструктором был Сергей Павлович Королёв. А с точки зрения оптимизации, и я на себе это прочувствовал, специалист хотя бы год должен поработать на предприятии. Чтобы он увидел свою профессию на производстве, изнутри. А то некоторые не могут даже сориентироваться, туда ли я попал? Может, ему даже не переходить на другое предприятие, а просто в другое подразделение, другой цех. И пока он найдет это место и определится, теряется время.

Заведующий кафедрой СМ-12 «Технологии ракетно-космического машиностроения» МГТУ им. Н.Э.Баумана» профессор Владимир Алексеевич Тарасов:

Учебный процесс очень деликатный. Нельзя его ломать, что мы наблюдаем в последнее время. Заведующий кафедрой и в прошлом декан нашего факультета Геннадий Алексеевич Киселев много сделал, чтобы создать прочные связи с промышленностью. Первый филиал кафедры был организован на базе НПО «Техномаш», в прошлом

НИИТМ. Теснейшие были связи и по НИРовским работам, и по учебному процессу. Моя кафедра была не единственной, которая давала кадры в НПО «Техномаш». В советские времена до 40 % наших выпускников распределялось именно туда. В 1990-е годы невероятными усилиями удалось удержать учебный процесс на должном уровне. Самой сложной позицией в организации учебного процесса оказалась организация практики. Когда ведущие предприятия отрасли перестали пускать студентов к себе. Речь в данном случае веду не о НПО «Техномаш». С большими усилиями удалось отстоять наши позиции. И сейчас мы практики наших студентов проводим в Центре имени Хруничева, и группу я имею на РКК «Энергия».

Владимир Калугин:

Приведу пример Сарова. Эта фирма по сути дела сохранила свой потенциал. Они берут группу студентов из 25 человек, приглашают в Саров. Они их кормят, жильем обеспечивают бесплатно, проводят по всему предприятию, чтобы кто-то по возможности остался там работать. А вы знаете, что мы не можем послать студента на практику в другой регион России? Оказывается, есть положение министерства, что студентам не оплачивать там жилье.

Владимир Тарасов:

Одним из путей преодоления этой проблемы с центром имени Хруничева было создание там факультета, когда из студентов нашего факультета мы набирали специально для них группу под конкретные рабочие места. Причем каждый год это менялось по потребностям предприятия. Точно такой же опыт мы имеем и в РКК «Энергия». Активно продолжаем работать с КТРВ в Подлипках.

Хотелось бы вернуться к контактам с НПО «Техномаш». Уже наладились формы работы по преодолению кадрового кризиса. Одна из важных форм – это подготовка целевиков, которых нам направляет предприятие. Конечно, мы всю группу оттуда взять не можем. Недавно был сформирован план набора, где для двух потенциальных представителей НПО «Техномаш» приготовлены места. Своих преподавателей я ориентирую, чтобы они, работая со школьниками, привели в НПО «Техномаш» людей, которые в состоянии у нас учиться. На каждом курсе я имею по человеку-два целевиков из НПО «Техномаш». И надо формировать темы курсовых проектов для 4 и 5 курса, исходя из потребностей организации.

Владимир Калугин:

Надо формировать не какие-то учебные темы. Включать нужно в план работы соответствующего отдела, и заставлять ребят работать уже непосредственно в целях предприятия. Тогда они и ответственность чувствуют. Сейчас у нас создаются отраслевые факультеты, где ребята половину времени, по сути, проводят на предприятии. Это не филиал, а отраслевой факультет. Руководитель предприятия общается с этими ребятами, они в цеху работают. Часть своего учебного времени проводят там. Это хорошее университетское образование в сочетании с нуждами предприятия.

Читать еще:  Закон о гаражах 2020 году

Владимир Тарасов:

Основатель нашей кафедры Эдуард Адамович Сатель считал, что основой обучения студентов, передачи им знаний, в первую очередь является участие студентов в научно-исследовательской и опытно-конструкторской работе. Там они приобретают все знания. И я хочу слова благодарности сказать Алексею Викторовичу Бараеву. Благодаря его стараниям у нас опять появились научно-исследовательские работы совместно с НПО «Техномаш». И в этих работах участвуют студенты.

Начальник отделения технологии сварки и пайки ФГУП «НПО «Техномаш» Виктор Иванович Кулик:

По поводу подготовки кадров все правильно. Такая практика существует. Это и диплом, и знакомство с работой предприятий, какие-то неполные рабочие дни. Но, на мой взгляд, это не продолжение специальности. Чтобы ускорить подготовку специалистов, неплохо бы вечернее обучение на последних курсах, чтобы ребята полноценно работали, полные дни. Такой опыт есть в моем подразделении. Двое уже закончили институт, еще двое заканчивают бывший завод-втуз на заводе «Серп и молот». Они 4 и 5 курс работали полностью старшими техниками, получали зарплату. Сделали дипломы. Сейчас один подумывает об аспирантуре. Еще двое заканчивают вечерний индустриальный университет – это завод-втуз при ЗИЛе. Там тоже на старших курсах людей выпускают на предприятия и организуют вечернюю форму обучения. Новая тематика у нас есть, они прекрасно вливаются в это дело. Правда, мы их отбирали. Мотивации у половины студентов на 3-4 курсах еще нет. Они не знают, кем хотят быть.

Помнится, обсуждали на круглых столах тему дедовщины в армии. Сидели генералы, адмиралы, политики, а солдат почему-то не было. Обсуждают тему сельского хозяйства – сидят министры, публицисты… Фермера от земли, от сохи – нет. Но в этом круглом столе участвовал молодой инженер, точнее, участвовала.

Инженер-технолог 1 категории отделения технологии испытаний и неразрушающих методов контроля Ирина Евгеньевна Винник:

Я работаю в отделении неразрушающих методов контроля. У нас молодой коллектив и самый молодой начальник – ему 35 лет. Из 20 человек четырнадцать в возрасте от 20 до 30 лет. Двое студентов из МАИ, которые пишут дипломы. У одного по научно-исследовательской работе. В дальнейшем он, может, поступит в аспирантуру. Из Бауманского университета есть двое студентов. Еще троих, может быть, возьмем. Работаю по тематике фрикционной сварки. Раньше я работала на заводе «Салюте». В плане научного развития не было никакой перспективы. Хотелось что-то новое узнать. Я в Интернете выложила свое резюме. Меня пригласили на НПО «Техномаш», и я согласилась. Хочу быть ведущим инженером, вести научные исследовательские работы. У нас своя аспирантура, намерена защищаться.

Алексей Бараев:

Когда студент приходит на предприятие отрасли, что он видит? Он видит ракету, космический аппарат. Это впечатляет. А когда он приходит в НИИ? Чем мы можем его заинтересовать? Например, возможностью побывать на всех предприятиях отрасли. Безусловно, участием в становлении нового проекта. Мы на ранних стадиях разработки должны давать заключение о технологичности, о правильности выбранных технологий. И сейчас очень хороший момент. Чего греха таить, за последние 20-30 лет ничего нового не появилось, а сейчас появляется масштабный проект нового пилотируемого корабля, тяжелого носителя. Работы ведутся по многоразовой первой ступени. Кто придет сегодня к нам, завтра будет руководить всеми процессами в отрасли.

Владимир Калугин:

Лет 15-20 назад все старались учиться на юристов, экономистов. Сейчас стараются получить инженерное образование. Уже знают, что человек производящий что-то – это главный человек. Конкурсы на какие специальности появляются? Максимум уже на «технологии». Ребята уже начинают понимать, что это слово значит. Без технологии никуда. Вот, пожалуйста, пропагандируйте это.

Виктор Чичварин:

Сейчас очень хороший момент для входа в профессию. Старая наша техника уже исчерпала себя. Сейчас начали разрабатывать многоразовые космические системы. И люди, которые создают эти технологии, определяют их развитие.

За круглым столом еще говорили о музеях космической техники на предприятиях, об уровне знаний современных школьников и зарплатах молодых инженеров – обо всем этом через несколько дней можно будет узнать из полного текста разговора за круглым столом, размещенного на интернет-ресурсах ФГУП «НПО «Техномаш» и МГТУ им. Н.Э.Баумана.

Завод «Красный металлист»

После революции завод был национализирован под названием «Народно-подковный завод». В связи с гражданской войной и политическими обстоятельствам того времени, в течение 6 лет завод бездействовал.
Испытывая острую нужду в производстве подков для Красной Армии, Главное Военно-Хозяйственное управление РККА в 1923 году запустило подковный и гвоздильный цеха «Военно-подковного завода». Кроме того, в целях развития единственного в стране производства подковного гвоздя была временно воспрещена выдача лицензий на ввоз из-за границы так называемого шведского гвоздя.
С 1927 году на заводе начался выпуск винтовых шипов для подков, а на базе механического цеха было организовано производство подъемно-транспортного оборудования. В 1929 году, в связи с реорганизацией, «Военно — подковный завод» был переименован в Государственный завод металлических изделий и транспортных сооружений «Красный Металлист».
Но самый необычный поворот в истории завода произошел, когда в стране начались работы по сооружению московского метро. В 1934 г. заводу было поручено изготовление 18 эскалаторов (высотой 20-30 м) для 1-й линии Московского метрополитена, До начала войны производство эскалаторов стало основным профилем завода.

Читать еще:  Возвратндфл при покупке машины

05.07.2002 В России E.ON Energie сотрудничает с “Газпромом”, РАО “ЕЭС России” и калининградским “Янтарэнерго”. Акции E.ON входят в важнейший германский биржевой индекс DAX.

  • Дата 18.07.2003
  • Автор Вадим Шаталин, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА
  • НапечататьНапечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка https://p.dw.com/p/3sEv

Также по теме

Административная и уголовная ответственность

Т.к. ликвидатор является высшим должностным лицом закрываемой компании, то он отвечает за нарушения по аналогии с обычным директором.

При ликвидации обычно возникают нарушения в следующих сферах:

  • связанные с порядком уведомления регистрирующего органа (ст. 14.25 КоАП);
  • неуплата налогов и других обязательных платежей (ст. 15.11 КоАП РФ и ст. 199 — 199.4 УК РФ);
  • невыплата заработной платы (ст. 5.27 КоАП РФ и ст. 145.1 УК РФ);
  • уклонение от уплаты кредиторской задолженности (ст. 177 УК РФ);
  • нарушения при банкротстве (ст. 14.12, 14.13 КоАП РФ и ст. 195 — 197 УК РФ).

Применяемые санкции зависят от тяжести нарушения, т.е. в большинстве случаев — от суммы.

Например, если при банкротстве убытки кредиторов не превысили 2,25 млн. рублей, то применяются ст. 14.12 и 14.13 КоАП. В этом случае максимальный штраф для должностных лиц составляет 50 тыс. рублей, а срок дисквалификации — 3 года.

Если же «порог» превышен, то по ст. 195 — 197 УК РФ штраф может достигнуть 500 тыс. рублей, а срок лишения свободы — 6 лет.

Административные и уголовные санкции являются персональными. Поэтому их применение не зависит от того, существует ли компания на момент привлечения КДЛ к ответственности, или уже ликвидирована.

Важен только срок исковой давности. По административным делам он зависит от вида нарушения (ст. 4.5 КоАП). В частности, при нарушении законодательства о налогах и сборах этот срок составляет 1 год, а при нарушении законодательства о банкротстве — 3 года. Максимальный срок давности по КоАП РФ предусмотрен за нарушения, связанные с коррупцией и составляет 6 лет.

По УК РФ срок давности зависит от максимального лишения свободы, предусмотренного за конкретное преступление. По перечисленным выше экономически» статьям срок заключения может достигать 6 лет (например, за преднамеренное банкротство юридического лица). Такие преступления признаются тяжкими, и уголовная ответственность директора после ликвидации ООО может быть применена по ним в течение 10 лет (ст. 78 УК РФ).

С уверенностью в завтра

Сегодня цех ППД№3 обслуживает Покровское, Бобровское, Герасимовское, Зайкинское, Гаршинское и другие месторождения Бузулукского нефтяного района.

В цехе работают более 140 сотрудников, в их зоне контроля — более 70 объектов РИТС-3 (блочно-кустовые, кустовые, дожимные насосные станции, водо-распределительные пункты)

На предприятии успешно реализуется программа замены насосного оборудования в рамках мероприятий по энергосбережению. За прошедшее десятилетие насосный парк почти на 100% был заменён на модернизированные насосные агрегаты, которые уже дали большой эффект в закачке, экономию электроэнергии.

Успехи и достижения любого цеха – это, прежде всего, его люди. И в вопросах улучшения технологии, и в повышении надежности системы ППД коллектив добился больших результатов благодаря тому, что костяк коллектива составляют рабочие и инженерно-технические сотрудники с хорошей подготовкой, большим опытом и высокими профессиональными и человеческими качествами.

Новейшая история профкома «Юничел»

Сегодня профком «Юничел» это полноценная боевая единица. Точнее не единица, а без малого тысяча человек. Что объединяет их в современное время? Тоже, что и 50 лет назад — потребность в защите своих прав и интересов, потребность в социальной поддержке и неформальном общении. То, что в современные компании внедряют сегодня под иностранным словом «тимбилдинг», фабрике «Юничел» удалось сохранить, трансформировать и поставить на новые рельсы в рамках профсоюзного объединения.

— Идут за путевками для детей, материальным возмещением лечения, денежными ссудами, льготными квадратными метрами. И мы стараемся всем помочь. Помимо этого наш коллективный договор – ни один год подряд был признан одним из лучших в городе. Мы оставили лучшие традиции прошлого: экономическое соревнование между потоками, есть доска почета. Хотя на многих других предприятиях это все ликвидировали, мы это все оставили. Проведение праздников, поддержка ветеранов, организация ежегодных медицинских осмотров в одной из ведущих клиник Челябинска «Медеор», собственный здравпункт на предприятии — все это — в зоне ответственности профкома и держится, как считают многие на фабрике, на энтузиазме одного человека. Хотя сама Людмила Николаевна так не думает. Говорит, что это все заслуга руководства. Правда же где-то посредине.

В Руководство фабрики всегда прислушивается к просьбам и пожеланиям рабочих, а профком трепетно следит, чтобы все обещания, которые даются, были не только на словах, но и зафиксированы в соответствующих документах. Высокий уровень организации на «Юничел» работы с сотрудниками отмечают не только на предприятии. В преддверии профессионального праздника профком фабрики был отмечен в смотре-конкурсе дипломом Челябинской областной организации Российского профсоюза работников промышленности за активное участие и высокие результаты.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector