Decorltd.ru

ООО «Декор»
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Иск к ликвидированному юридическому лицу

Иск к ликвидированному юридическому лицу

Очень часто ликвидация компании используется должниками для избавления от задолженности перед кредиторами. Должники меняют юридический адрес своей организации, организационно-правовую форму, название, для того чтобы кредиторы не узнали о запуске процесса ликвидации. Как показывает практика, кредиторы узнают о ликвидации должника слишком поздно. В таких случаях можно попытаться признать ликвидацию должника не действительной или возместить убытки за счет ликвидатора.

Ликвидация организации предусмотрена Гражданским Кодексом РФ и проходит по обязательной процедуре, которая описана в статье «Добровольная ликвидация общества с ограниченной ответственностью». Участники юридического лица или орган, принявшие решение о ликвидации, должны в течении 3-х дней с момента принятия такого решения, сообщить об этом в налоговый орган. Далее назначается ликвидационная комиссия (ликвидатор), которая несет ответственность за все действия, связанные с ликвидацией компании. Ликвидационная комиссия обязана разместить в журнале «Вестник государственной регистрации» публикацию о ликвидации, а также письменно уведомляет всех кредиторов о ликвидации юридического лица. Кредитор, получив уведомление, должен заявить в течении срока, установленного ликвидатором, о своих требованиях. После окончания этого срока ликвидационная комиссия составляет промежуточный ликвидационный баланс, содержащий сведения о составе имущества ликвидируемого юридического лица, перечне предъявленных кредиторами требований, а также о результатах их рассмотрения. Выплата денежных сумм кредиторам ликвидируемого юридического лица производится ликвидационной комиссией в порядке очередности, установленной ст. 64 ГК РФ, в соответствии с промежуточным ликвидационным балансом, начиная со дня его утверждения. В соответствии со ст. 61 п.1 Гражданского Кодекса РФ ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемствах другим лицах. Это значит, что кредитору, пропустившему срок, уже не к кому предъявлять свои требования. Но в случае если срок пропущен по вине должника, то кредитор может попытаться признать ликвидацию недействительной.

Признание ликвидации юридического лица недействительной.

В соответствии с Постановлением Президиума ВАС РФ от 13.10.2011 № 7075/11 Кредитор вправе обратиться в Арбитражный суд с иском о признании регистрации ликвидации должника недействительной. Как показывает практик, если в действиях ликвидатора прослеживается недобросовестность, то суды встают на сторону кредитора. Порядок ликвидации юридического лица установлен ст.20-22 ФЗ № 129 «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей». В соответствии с п. 1 ст. 21 ФЗ № 129 для государственной регистрации в связи с ликвидацией юридического лица в регистрирующий орган представляются:

  • подписанное заявителем заявление о государственной регистрации ликвидации юридического лица. В заявлении подтверждается, что соблюден установленный федеральным законом порядок ликвидации юридического лица, расчеты с его кредиторами завершены;
  • ликвидационный баланс;
  • документ об уплате госпошлины;
  • документ, подтверждающий представление в территориальный орган ПФР сведений об индивидуальном (персонифицированном) учете.

На основании заявления и при­ложенных к нему документов, регистрирующий орган принимает решение о государственной регистрации прекращения деятельности юридического лица в связи с ликвидацией, и вносит в Единый государственный реестр юридических лиц соответствующую запись. Основания для отказа в госрегистрации предусмотрены ст. 23 Закона о регистрации. Например, основанием для отказа является непредставление необходимых документов.

Законом о регистрации прямо не установлена обязанность налоговых органов проверять достоверность представленной информации. Арбитражные суды чаще всего приходят к выводу, что ликвидационный баланс при регистрации ликвидации юридического лица считается непредставленным (отсутствующим), если содержащиеся в нем сведения являются недостоверными.

2 шаг. Сообщить о ликвидации в налоговую, ПФР и ФСС

В течение трёх рабочих дней после принятия решение о ликвидации, подайте в регистрирующую налоговую:

  • уведомление по форме Р15001 — заполните его по правилам, а потом заверьте у нотариуса
  • протокол собрания учредителей или решение единственного учредителя о ликвидации фирмы.

Если не подать документы в налоговую в течение трёх дней, могут оштрафовать на 5 000 рублей.

Как подать документы:

  • лично
  • по почте ценным письмом с описью вложений
  • в электронном виде через сайт Госуслуг
  • через многофункциональный центр — но не все МФЦ принимают эти документы, позвоните им заранее.

Через 5 рабочих дней налоговая выдаст вам лист о внесении в ЕГРЮЛ записи о том, что организация находится в процедуре ликвидации. С этого момента нельзя изменять учредительные документы и участвовать как ООО в составе других организаций.

Подача кредитором заявления о признании должника банкротом

Если срок ликвидации превышает 3 месяца с момента публикации сведений о ликвидации, и в течение этого срока ликвидатор не производил хотя бы минимального погашения задолженности, то кредитор вправе обратиться в суд с заявлением о признании ликвидируемого должника банкротом. Однако возбуждение дела о банкротстве возможно при недостаточности имущества для удовлетворения требований кредиторов.

При рассмотрении вопроса о возбуждении дела о банкротстве суд запрашивает у ликвидатора информацию об активах должника — результаты инвентаризации имущества, реестр требований кредиторов, сведения о дебиторской задолженности, результаты налоговой проверки, а также заслушивает мнение ликвидатора о наличии оснований для возбуждения дела о банкротстве. В большинстве случаев через 3−4 месяца после начала ликвидации можно сделать достаточно взвешенный вывод о наличии оснований для банкротства.

Фото с сайта amazon.com

На практике должники иногда в ходе ликвидации производят частичное (даже в небольшой сумме) погашение задолженности, вследствие чего суды могут отказать в возбуждении дела о банкротстве.

Для самого кредитора возбуждение дела о банкротстве по его же заявлению влечет ряд преимуществ:

  • Суд, как правило, назначает управляющего исходя из кандидатур, предложенных лицом, подавшим в суд заявление о банкротстве должника, т.е. в данном случае кредитором, соответственно, судом будет назначен «прокредиторски» настроенный управляющий
  • Чем раньше будет инициировано дело о банкротстве, тем меньше риск вывода активов должника и больше гарантий обеспечения сохранности имущества

Законодательством предусмотрена субсидиарная ответственность ликвидатора за несвоевременную подачу в суд заявления о банкротстве должника. Однако не рекомендуем кредиторам полагаться на эту ответственность как на гарантию от злоупотреблений со стороны ликвидатора: и ликвидатор, и собственники ликвидируемого должника могут уйти от ответственности посредством более позднего утверждения промежуточного ликвидационного баланса.

Читать еще:  306 ук рф подследственность

ВС прояснил, как должен действовать разумный арбитражный управляющий

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вынесла Определение № 305-ЭС19-17553 по делу об оспаривании действий (бездействия) конкурсного управляющего должника и его устранении из банкротного дела конкурсным кредитором организации-банкрота.

Суды отказали кредитору в отстранении конкурсного управляющего

В мае 2017 г. Арбитражный суд г. Москвы ввел в отношении АО «Техногрейд» процедуру наблюдения, утвердив Святослава Смирнова в качестве временного управляющего общества. Впоследствии тот же суд признал должника банкротом и инициировал в отношении него процедуру конкурсного производства. Святослав Смирнов стал конкурсным управляющим АО и исполнял свои функции вплоть до завершения процедуры конкурсного производства.

Один из конкурсных кредиторов должника, компания «Хендэ Корпорэйшн», обратился в АС г. Москвы с жалобой на действия (бездействие) конкурсного управляющего и ходатайством о его отстранении. Компания пояснила, что Смирнов затягивал процесс получения документации должника и не предъявил требования к пяти юрлицам о погашении задолженности перед вверенной ему организацией. По мнению заявителя, общества «Техно-Парк», «Техно-Инвест», «Техно-Комплекс», «АН-Билдинг» и «Строительная компания «Восток» являлись крупнейшими дебиторами должника, их общая сумма задолженности превышала 1,8 млрд руб.

«Хендэ Корпорэйшн» также усомнилась в необходимости проведения дополнительной инвентаризации дебиторской задолженности и составлении дополнительных актов инвентаризации. Компания добавила, что конкурсный управляющий признал требования двух юрлиц к должнику и не возразил против требований ряда кредиторов к обществу-банкроту. Кроме того, отметил заявитель, конкурсный управляющий признал иск ООО «САНОЙЛ» и уклонился от правовой оценки соответствующей документации, а также не обратился в суд с заявлением о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности.

В рамках судебного разбирательства было, в частности, установлено, что Святослав Смирнов в ходе претензионной работы направил требования 102 дебиторам должника о погашении долга (в том числе ликвидаторам обществ «Техно-Парк», «Техно-Инвест», «Техно-Комплекс», «АН-Билдинг» и «Строительная компания «Восток»). Задолженность пяти крупнейших дебиторов в 1,8 млрд руб. была отражена Смирновым в акте инвентаризации дебиторской задолженности, размещенном в открытом доступе в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве. Тем не менее ликвидаторы сообщили об отсутствии задолженности в связи с ее переводом на новых должников в лице иностранных компаний «РОВАРИО ЛТД» и «ЭНАЛИО ЛТД». При этом бывший директор должника письменно подтвердил факт дачи согласия на перевод долга.

После этого конкурсный управляющий обратился в суд с исками о взыскании задолженности с иностранных компаний (дела № А40-226613/2018 и № А40-226625/2018). В свою очередь, компания «Хендэ Корпорэйшн» добилась признания недействительными согласий должника на заключение соглашений о переводе долга как сделок, совершенных в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов должника.

В рассматриваемом же споре суды сочли, что после открытия конкурсного производства бывший руководитель должника не уклонялся от исполнения обязанности по передаче документации, передавав ее поэтапно вплоть до 15 января 2018 г. Они также выявили, что общества «Техно-Парк», «Техно-Комплекс», «Техно-Инвест» и «АН-Билдинг» на момент заключения соглашений о переводе долга являлись афиллированными по отношению к должнику лицами, находящимися под контролем М., к выгоде которого и были даны согласия на перевод долга.

В итоге суды трех инстанций отказали в удовлетворении жалобы компании. При этом первые две инстанции заключили, что управляющий надлежащим образом исполнял возложенные на него обязанности, не нарушив права и законные интересы заявителя. Суд округа согласился с ними, за исключением вывода по вопросу о необращении управляющего в суд с заявлением о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. При этом окружной суд указал, что допущенное в этой части бездействие фактически не нарушило прав «Хендэ Корпорэйшн», так как компания самостоятельно обратилась в суд.

ВС напомнил об обязанностях конкурсного управляющего

«Хендэ Корпорэйшн» обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд, а Святослав Смирнов заявил ходатайство о прекращении производства по ней.

После изучения материалов дела № А40-64173/2017 Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ напомнила, что Законом о банкротстве отведен трехдневный срок на истребование конкурсным управляющим документов должника. В рассматриваемой же ситуации, подчеркнул Суд, любой разумный управляющий не мог бездействовать, полагаясь на обещания последнего бывшего генерального директора исполнить обязанность по передаче документации после истечения отведенного законом трехдневного срока. При этом нижестоящие судебные инстанции не установили, какие конкретные действия по получению документов совершал управляющий после истечения вышеуказанного срока.

Относительно фактов непредъявления требований к пяти крупнейшим дебиторам и составления актов дополнительной дебиторской инвентаризации ВС напомнил, что абзац 8 п. 2 ст. 129 Закона о банкротстве возлагает на конкурсного управляющего обязанность по предъявлению к третьим лицам, имеющим задолженность перед должником, требований о ее взыскании. «В ситуации, когда большая часть дебиторской задолженности приходится на несколько организаций, разумный и добросовестный управляющий в первую очередь должен рассмотреть вопрос о возможности пополнения конкурсной массы за счет истребования долга с этих организаций», – подчеркнул ВС.

Высшая инстанция пояснила, какие действия должен был предпринять независимый управляющий после того, как узнал, что генеральный директор должника, исполнявший свои полномочия лишь несколько месяцев, в преддверии банкротства последнего перевел долг в сумме свыше 1,8 млрд руб. на находящиеся в иностранной юрисдикции компании, существенно осложнив предъявление к ним требований. Как указал Суд, любой независимый арбитражный управляющий проанализировал бы согласия на перевод долга на предмет их действительности, выяснил истинные цели перевода долга и возможность фактического получения исполнения с иностранных компаний, а затем принял бы одно из двух решений: о целесообразности оспаривания согласий на перевод долга и взыскания задолженности с первоначальных должников или о взыскании задолженности с новых должников.

При этом разумный управляющий учел бы нахождение первоначальных должников в стадии ликвидации и предпринял бы меры к недопущению таковой ввиду правил Закона о регистрации юрлиц и ИП, запрещающих осуществлять ликвидацию организации при принятии судом иска, предъявленного к последней. Верховный Суд отметил, что Святослав Смирнов никак не обосновал принятые им решения о целесообразности взыскания задолженности именно с компаний «РОВАРИО ЛТД» и «ЭНАЛИО ЛТД», расположенных вне юрисдикции РФ, и об отказе от оспаривания согласий на перевод долга. При этом судебные акты по делам о признании недействительными решений об исключении первоначальных должников из ЕГРЮЛ, возбужденные по заявлениям компании «Хендэ Корпорэйшн», не подтверждают законность действий управляющего. Основным мотивом отказа в признании решений регистрирующего органа недействительными стал отказ кредитора от предъявления иска о взыскании долга с ликвидируемых обществ, однако предъявить такой иск мог только управляющий.

Читать еще:  Заявление вид на временное проживание

«К моменту признания согласий на перевод долга недействительными предъявить иски к первоначальным должникам уже не представлялось возможным, поскольку они были ликвидированы. Несмотря на ликвидацию первоначальных дебиторов, управляющий включил требования к ним в уточненный акт об инвентаризации дебиторской задолженности от 18 апреля 2019 г. и продал данные требования на торгах в июне 2019 г. за 21 млн руб., – отмечено в определении. – Сам факт приобретения указанной дебиторской задолженности утративших правоспособность организаций свидетельствует либо о том, что имелась реальная возможность получения исполнения через процедуру распределения их имущества (п. 5.2 ст. 64 ГК РФ), либо о стремлении заинтересованных лиц (конечных бенефициаров сделок по переводу долга) освободиться от возможных последующих притязаний кредиторов должника, получив контроль над требованиями».

Конкурсный управляющий должен также активно оспаривать требования кредиторов должника

Касательно уклонения конкурсного управляющего от подачи возражений и жалоб, признания обоснованными ряда требований кредиторов Верховный Суд напомнил, что конкурсный управляющий выполняет полномочия руководителя и иных органов управления должника. Именно арбитражный управляющий как профессиональный участник антикризисных отношений, которому доверено текущее руководство процедурой банкротства, а не кредиторы должника, должен препятствовать включению в реестр необоснованных требований (в частности, с использованием механизмов подготовки отзыва, обжалования судебных актов).

«Управляющий действует в интересах гражданского правового сообщества, объединяющего кредиторов, и должника. Поэтому в подготавливаемых процессуальных документах он не вправе отражать личную позицию о законности требования того или иного кредитора, не имеющую под собой разумного обоснования. Равным образом управляющий не может отказаться от представления мотивированного отзыва – от оценки требования кредитора. При ином подходе (сообщение суду явно недостоверных сведений управляющим, умолчание о существенных обстоятельствах), помимо прочего, возрастает вероятность судебных ошибок, подлежащих исправлению вышестоящими судами», – отметила высшая судебная инстанция.

В рассматриваемом случае, подчеркнул ВС, компания «Хендэ Корпорэйшн» обращала внимание на то, что управляющий в нарушение требований Закона о банкротстве без должного анализа требований ряда кредиторов представлял в суд отзывы об их обоснованности. Мнимый характер этих требований впоследствии был подтвержден вступившими в законную силу судебными актами, благодаря усилиям конкурсного кредитора из реестра требований кредиторов должника были исключены необоснованные требования на сумму свыше 1,3 млрд руб. То есть заявитель, будучи кредитором, смог подтвердить их фиктивность, располагая значительно меньшим объемом информации, чем конкурсный управляющий должника.

Верховный Суд добавил, что оценка действий (бездействия) конкурсного управляющего на предмет законности не зависит от осуществления им своих прав. Дело в том, что конкурсный управляющий как профессиональный участник отношений в сфере несостоятельности (банкротства) должен принимать все законные меры для пополнения конкурсной массы и максимального удовлетворения требований кредиторов. В силу п. 5 ст. 129 Закона о банкротстве при наличии к тому оснований конкурсный управляющий предъявляет требования к третьим лицам, которые несут субсидиарную ответственность по обязательствам должника.

Поскольку процедура банкротства в отношении должника была инициирована именно обществом «САНОЙЛ», фиктивные требования которого признавались должником, а кроме того, должник осуществлял значительные вложения в связанные с ним общества «Техно-Парк», «Техно-Комплекс», «Техно-Инвест» и «АН-Билдинг», которые перевели долг на иностранные компании и ликвидировались, конкурсный управляющий должен был засомневаться в добросовестности и разумности действий бенефициаров должника. Соответственно, он обязан был проанализировать наличие оснований для этих лиц привлечения к субсидиарной ответственности. Тем не менее эту работу конкурсный управляющий не провел. Таким образом, ВС отказал в удовлетворении ходатайства конкурсного управляющего о прекращении производства по кассационной жалобе компании и отменил судебные акты нижестоящих инстанций, вернув дело в АС г. Москвы.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Суда

Арбитражный управляющий, член Ассоциации «Московская саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих» Алексей Леонов полагает, что Верховный Суд закрепляет ряд важных стандартов оценки действий арбитражного управляющего как добросовестных или недобросовестных, по которым судам в дельнейшем следует соотносить их с поведением, ожидаемым от любого независимого профессионального управляющего.

По мнению эксперта, для использования правовых позиций ВС в практической работе арбитражных управляющих рекомендуется в дальнейшем максимально полно документировать и письменно обосновывать каждое существенное управленческое решение, особенно в спорных ситуациях, при необходимости вынеся их на рассмотрение заинтересованных лиц (собрания кредиторов и пр.). «Арбитражным управляющим желательно, в частности, готовить письменное заключение о наличии оснований для привлечения бенефициаров должника к субсидиарной ответственности, особенно тщательно обосновывая круг привлекаемых лиц», – полагает Алексей Леонов.

Юрист юридического бюро «ОЛИМП» Иван Хорев считает, что определение Верховного Суда является продолжением складывающейся тенденции по ужесточению ответственности арбитражных управляющих и контроля за их действиями в рамках процедур банкротства. «Если же говорить непосредственно об эпизоде, связанном с неподачей конкурсным управляющим заявления о субсидиарной ответственности, и последующей ответственности арбитражного управляющего за такое бездействие при условии подачи заявления конкурсным кредитором, то здесь все будет зависеть скорее от обстоятельств каждого конкретного спора в частности», – пояснил он.

По словам эксперта, иногда конкурсный управляющий обоснованно не обращается с таким заявлением в суд ввиду недостаточности доказательной базы для эффективного применения этого механизма защиты прав конкурсных кредиторов, считая такое обращение преждевременным. «Бывает и наоборот: доказательная база уже имеется, а конкурсный управляющий затягивает с подачей такого заявления либо подает заявление специально по другим основаниям, которые не имеют под собой соответствующих доказательств. В рассматриваемом конкретном случае Верховный Суд сделал обоснованный вывод о том, что у конкурсного управляющего имелись все основания для обращения с таким заявлением ввиду наличия фактов недобросовестных действий контролирующих должника лиц. Поэтому добросовестное выполнение своих обязанностей конкурсным управляющим не может ставиться в зависимость от действий конкурсных кредиторов, поскольку арбитражный управляющий в первую очередь должен проводить соответствующую работу. Иной подход означал бы, что конкурсный управляющий выполняет свои функции по остаточному принципу (делая то, что не сделали конкурсные кредиторы), что являлось бы явным дисбалансом не в пользу конкурсных кредиторов», – резюмировал Иван Хорев.

Читать еще:  Для смены прав нужно сдавать вождение

На предприятии нанесено увечье. Работник подал иск на работодателя. Обязан ли судья поставить в известность прокурора? Спасибо.

На предприятии нанесено увечье. Работник подал иск на работодателя. Обязан ли судья поставить в известность прокурора? Спасибо.

Ответы юристов

Александр, все зависит от исковых требований. Ознакомьтесь со ст. 45 ГПК РФ, в ней указано, по какой категории дел прокурор обязан участвовать.

Вопрос № 13270747

Принять к сведению

Если в многоквартирном доме, который находится в управлении у ТСЖ, встал вопрос о ликвидации товарищества, то инициаторам процесса необходимо учитывать несколько важных нюансов:

  1. Товарищество собственников жилья может быть ликвидировано в добровольном порядке по решению общего собрания членов ТСЖ либо по решению ОСС в случае, если члены товарищества не обладают достаточным количество голосов от общего числа голосов в доме.
  2. Ликвидация ТСЖ может быть проведена в принудительном порядке по решению суда, куда имеют право обратиться уполномоченные госорганы или муниципалитет.
  3. Сам факт отсутствия у членов ТСЖ более 50% голосов от числа всех голосов в доме не является безусловным фактом для ликвидации товарищества. Обязательно должно быть решение об этом ОСС, в том числе при принуждении учредителей через суд.

Чтобы ликвидировать ТСЖ, инициаторам процесса необходимо провести общее собрание членов/собственников, на котором будет принято соответствующее решение. Затем к работе должна приступить ликвидационная комиссия, которая решит вопросы с кредиторами и направит документы в регистрационный орган для исключения ТСЖ из реестра юрлиц.

Действия кредитора при ликвидации должника

Когда компания находится в стадии ликвидации не по своей воле, на это может быть определенное количество причин. Одна из причин, большие долги перед другими компаниями, которые организация не может удовлетворить, в этом случае недобросовестный должник, пытается ликвидировать предприятие с целью не погашения долга перед кредиторами. Кредиторы, ждут возвращения своих денежных средств.

ВНИМАНИЕ: чтобы не столкнуться с контрагентом, который вместо исполнения обязательств начнет ликвидацию, закажите помощь в проверке контрагентов в нашем адвокатском образовании

При ликвидации должника, всем кредиторам, в обязательном законе порядке высылается уведомление о том, что предприятие находится в процессе ликвидации. Ликвидационная комиссия (которая собирается при ликвидации предприятия) размещает информацию в журнале вестник и устанавливает срок для предъявления требований к компании кредиторами. Срок, установленный комиссией не может быть менее двух месяцев.

В случае ликвидации компании-должника, кредитор вправе:

  1. Обратиться в арбитражный суд с иском о признании ликвидации должника недействительной;
  2. Обратиться в арбитражный суд с иском о взыскании убытков с ликвидатора.

Первый случай в сложившейся судебной практике характерен для недобросовестных организаций, которые пытаются скрыть долги. Кредитор, подавая иск о признании ликвидации недействительной, должен указать обстоятельства и предоставить доказательства почему ликвидация должна быть признана недействительной (например, должник предоставил ликвидационный баланс, который не отражает действительного положения должника).

Во втором случае, кредитор уже подаёт иск касательно ликвидатора, ведь с момента собрания ликвидационной комиссии к ней переходят полномочия по управлению делами юридического лица. Кредитор может обратится к ликвидатору с иском о возмещении убытков, например, когда кредитор не был уведомлен о том, что компания находится в стадии ликвидации, чем понес соответствующие убытки.

Как банк «Югра» лишился лицензии

ЦБ ввел временную администрацию в банк «Югра», основным бенефициаром которого являлся бизнесмен Алексей Хотин, 10 июля 2017 года. Это решение ЦБ вызвало протест Генеральной прокуратуры, которая впервые вмешалась в банковский надзор, объявив приказы ЦБ безосновательными и наносящими ущерб б​юджету. На следующий день Банк России направил в Генпрокуратуру материалы, обосновывающие позицию регулятора в отношении «Югры» защитой интересов вкладчиков и кредиторов.

В итоге 28 июля ЦБ отозвал у «Югры» лицензию. На момент отзыва лицензии банк занимал 29-е место по размеру активов и 15-е место по объему вкладов. Крах этого банка стал крупнейшим страховым случаем в новейшей истории России с выплатой вкладчикам свыше 170 млрд руб. Комментируя отзыв лицензии у «Югры», глава ЦБ Эльвира Набиуллина назвала случившееся «крайне неприятным кейсом». По ее словам, собственники «Югры» создали «карманный» банк для финансирования своих проектов и при этом «крайне агрессивно» обходили ограничения регулятора. «Кредитный портфель был низкого качества, и большая часть залогового обеспечения была оформлена с признаками завышения стоимости», — пояснила Набиуллина.

Бывшее руководство банка пыталось оспорить действия ЦБ в судах. Поданное Банком России в сентябре 2017 года заявление на банкротство «Югры» было удовлетворено только через год. 25 сентября 2018 года Арбитражный суд Москвы признал банк банкротом, открыл конкурсное производство и назначил конкурсным управляющим Агентство по страхованию вкладов. Представители прежнего правления «Югры» заявили, что подадут апелляционные жалобы на это решение в вышестоящую инстанцию. «Решение суда выглядит нелогичным и тенденциозным, так как оно основывается лишь на непогрешимости ЦБ», — заявил экс-председатель правления банка «Югра» Дмитрий Шиляев.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector